Aryssa
Что мне твои усы, князь? (с)
Какие неожиданности встретишь иногда в старых любимых книгах! Я тут, начитавшись биографических книг о Стругацких (и книжка Прашкевича, и книжка Скаландиса) и "Комментариев к пройденному" самого БН'а, внезапно загорелась перечитать Жемайтиса. А надо вам сказать, что оный советский фантаст, в детстве нежно мной любимый за одну-единственную книгу, как оказалось, был добрым другом братьев Стругацких и их многолетним редактором в "Молодой Гвардии". Книжка, которую я читала в детстве, и она же единственная прочтенная мной его авторства, называется "Вечный ветер". Там у Жемайтиса общество победившего коммунизма со всеми вытекающими, но, должна сказать, очень привлекательное у него оно получилось, это общество. Очень доброе. Студенты-герои на летнюю практику отправляются на плавучий остров в Тихом океане, где кипит разнообразнейшая научная работа и вовсю налаживается межкультурный диалог с дельфинами как цивилизацией. Читается и посейчас это очень хорошо, стиль деревянненький, конечно, но там все же не приключения главное, а с главным как раз всё в порядке. И вот я удивлялась и радовалась, пока вот прямо только что не наткнулась на это:

"Павел Мефодьевич сидел с закрытыми глазами, опустив голову на грудь. Петя шепнул:
— Пошли. Он последние дни почти не спит из-за своих приматов моря.
— Вставая, мы скрипнули креслами.
Академик открыл глаза, вскинул голову:
— Отставить! Садитесь. Я уже выспался и, представьте, видел необыкновенно интересный сон. И очень грустный сон. Все они уже ушли… Вы видели у меня фотографию, на ней весь экипаж «Товарища»… Иеремия Варнов — капитан, художник и поэт, Василий Дубов — астронавигатор, он коллекционировал голоса птиц. В самые трудные минуты, когда нас охватывала космическая тоска, он включал свои записи, и тяжесть отчаяния спадала. Николай Савченко — второй пилот. Он любил говорить: «Вот вернусь в Полтаву…» Братья Быстрицкие. Борис — кибернетик, Аркадий — лингвист. Его студенческая работа лежит в основе всей современной космической лингвистики. Он нашел ключ к переводу языка приматов моря. И доктор. Судовой врач Антоша Пилявин. Вам ничего не говорят эти имена. На путях открытий мы помним только первых и последних. С тех пор тысячи побывали в космосе…"

КаковО, а?!
"Иеремия Варнов" - это, без сомнений, писатель Еремей Парнов, с которым я, признаться, знакома только понаслышке. Братьев "кибернетика" и "лингвиста" тоже очень трудно не узнать ))) Но вот остальные? Остальные-то кто? Наверняка же точно так же реальные тогдашние люди.
А вообще приятно узнать, что Жемайтис был еще и неробкого десятка человек. Вставить такое упоминание Стругацких в собственный текст в конце 60-х - начале 70-х, когда "наверху" к ним относились уже, мягко говоря, вполне неодобрительно, - это дорогого стоит!

@темы: жемчужина реальности